Книжные магазины и их страницы «ВКонтакте»

Все свободны

Когда появился магазин? Как всё начиналось, менялось?

Артём Фаустов: Этой весной магазину исполнится 2 года. У нас была несколько иная мотивация, нежели у большинства людей, которые начинают заниматься бизнесом: мы не ставили себе цели разбогатеть и открыть сеть магазинов. Понятно, что это противоречит закону о том, что бизнес, который не растёт, в конечном счёте умирает. Мы осознаём это и скоро откроем филиал, но не будем использовать сетевой принцип — это будет другой магазин, с иным ассортиментом, названием и другой историей. Мы не хотим быть безликой машиной со стеллажами книг и продавцами. Наша цель — создать место с собственным антуражем, где люди могли бы проводить время, а не просто выполнять покупательскую функцию.

Открывались мы без привлечения сторонних инвестиций, разве что немного заняли у знакомых и родственников, и уже давно всем всё вернули. Изначально рассчитывали на нишевый бизнес, который в нашем мегаполисе не развит. Есть несколько небольших магазинов, но чтобы удовлетворить такую потенциально большую аудиторию, которая есть в Петербурге, их недостаточно. Мы рассчитываем на людей, которые хотят получать высшее образование, или получают его, или уже получили.

Продвижение медцентров и клиник: три кейса о SEO, TikTok и Instagram*

Как получить измеримые результаты в фарммаркетинге.

Показываем на примерах →

Спецпроект

Это в основном студенчество?

Не только. У людей в возрасте 35 и старше крепче привычка читать бумажные книги, и у них есть средства.

А как они узнают про магазин? Принято считать, что чем старше аудитория, тем меньше она присутствует в соцсетях.

Как мне кажется, это уже устаревшая информация, что люди среднего и старшего возраста в интернете не присутствуют — все зависит от того, насколько люди вовлечены в культурную жизнь. Те, кто испытывает интерес к литературе, как правило, осваивают интернет для того, чтобы отслеживать события.

Что из ассортимента магазина пользуется высоким спросом?

У нас есть раздел «Научно-популярная литература». Это не наша идея, её ранее пытались воплотить в московском магазине «Циолковский». В издании научно-популярной литературы был провал в постсоветский период. Люди в 90-еувидели очень много книг, которые прежде были им недоступны, и им стало не до научпопа, ведь «наконец-то можно Джойса прочитать».

Сейчас появились хорошие научпоп-переводы, плюс есть неплохие отечественные авторы.

Ещё популярна философия — структурализм, постструктурализм, французские и немецкие авторы, классическая философия. Есть большая подборка, посвященная политическим наукам, которой активно интересуется молодежь.

Большинство читателей чётко делятся на две группы — тех, кто читает нон-фикшн и тех, кто читает художественную литературу.

Получается, электронные книги не убивают книготорговлю, так же как кино в своё время не убило театр?

В целом, я согласен. Но есть нюансы. Сказать, что электронная книга не повлияла на рынок нельзя. Существенно повлияла: многие перестали покупать бумажные книги. Свою роль сыграло и то, что авторское право в России слабо защищено, и люди у нас воспитаны иначе, чем на Западе — им не зазорно пользоваться пиратским контентом. Однако, перефразируя Марка Твена, «слухи о смерти бумажной книги сильно преувеличены». Да, книжная индустрия находится в состоянии кризиса. Тиражи падают, но растёт количество наименований. Но дело здесь даже не в этом, а в том, что люди стали меньше читать. Издателям становится всё труднее. Например, во Франции типографии с каждого станка платят налог, который идёт на развитие книжной индустрии: гранты, оплату переводов и тому подобное. В России ничего такого нет.

Читайте также  Новые медиа в HR

У вас довольно крупное сообщество «ВКонтакте» — в несколько раз больше, чем у «Фаланстера», например. Это помогает бизнесу?

Практически только это и помогает. Электронный маркетинг для нас является архиважным методом продвижения и развития. Мы тратим на это много сил — я и моя коллега Люба. Именно это помогает нам развиваться, потому что методы прямой рекламы мы себе позволить не можем, да и для такого нишевого бизнеса, как наш, они малоэффективны. Рабочий день обычно начинается с того, что мы приходим и делаем пост. Вся информация на наших страницах дублируется. Большим открытием для нас стали почти 2000 подписчиков на Tumblr. До того, как мы сделали отдельный сайт, мы вели этот блог, и он набрал аудиторию.

С Tumblr странная история — он мог бы стать заменой ЖЖ, но так и остался игрушкой для дизайнеров и фотографов, которые публикуют там свои работы.

Дело в том, что нам как раз есть что предложить им, у нас много книг по искусству, дизайну и фотографии. Так что, наверное, именно в этом причина популярности блога. ЖЖ, пусть и умирающий, у нас тоже есть, а также страница в Facebook. «ВКонтакте» мы используем сразу и группу, и паблик, и аккаунт. У сети очень удобный интерфейс для того, чтобы публиковать интересую информацию, таким образом постоянно напоминать своим подписчикам о себе и искать свою потенциальную аудиторию.

Ведением страниц в соцсетях занимаетесь вы вдвоём?

Мы здесь всем занимаемся вдвоём. Сами торгуем, сами занимаемся логистикой и продвижением. Есть только ещё один человек, который замещает нас как продавец.

Порядок слов

Расскажите об истории развития вашего магазина.

Аня Изакар, соучредитель: В тестовом режиме магазин открылся в сентябре 2009 года, официально — в январе 2010. В тот момент на волне кризиса в Петербурге закрылись практически все книжные, а нам почти случайно предложили взять в аренду помещение, в котором до нас исторически, сменяя друг друга, находились разные книжные магазины. Концепция была очевидна с самого начала: мы хотели сделать не только магазин, но и культурную площадку. Такое место, куда человек, занимающийся самообразованием, может раз 10 в месяц прийти и бесплатно послушать лекцию по философии, искусствоведению или литературоведению, например. Или посмотреть фильм, но не просто, а с комментариями режиссера или киноведа. Ну и купить книжку, конечно.

Возможно ли создать портрет типичного посетителя вашего магазина?

Сейчас возраст нашего покупателя 25–40 лет. Это такой требовательный петербургский интеллектуал средних лет, который точно знает, чего хочет: мол, где у вас тут Майстер Экхарт?

Чувствует ли магазин возрастающую конкуренцию со стороны электронных книг? Сейчас же большинство новинок не обязательно выискивать у пиратов — их можно купить легально, и это в несколько раз дешевле, чем покупать бумажную книгу.

Мы торгуем литературой non-fiction гуманитарного направления и малотиражной художественной, поэтому бояться нам нечего: 80% книг нашего ассортимента в электронном виде в ближайшие лет 20 вряд ли появятся. К тому же люди, такие книги читающие, все еще предпочитают бумажный вариант электронному.

Читайте также  Стефан Веннинг — Executive Producer в The Mill’s London Studio

Вот, например, «Стрелка» сначала решила издавать книги исключительно в электронном формате, но потом запустила и бумажные тиражи, видимо, поняв, что потеряет какую-то достаточно большую часть заинтересованной читательской аудитории. Все-таки культура «электронного чтения» в России еще не настолько развита.

И потом, рынок бумажных книг, как ни странно, оказывается в состоянии ответить на вызов. Например, в Европе недавно появилась альтернатива ридерам под названием «флипбэк» — маленькая книжечка на специальной сверхтонкой бумаге. Блок держит до тысячи страниц, то есть вмещает два-три романа среднего размера с нормальным шрифтом. Флипбэк умещается в карман и весит меньше, чем ридер.

Следующий вопрос вытекает из предыдущего: можно ли сейчас говорить о кризисе книжной индустрии в России?

Говорить можно не о кризисе, а о серьезных изменениях. С одной стороны, закрываются большие сетевые книжные, потому что у них-то продажи как раз на 20–25% упали, благодаря электронному формату. Но при этом открывается много маленьких специализированных магазинов, которые показывают хорошую динамику роста (только в Петербурге за последние годы 8 открылось).

Если воспринимать книгу не как переплетенные листы бумаги, а как текст культуры, то противоречие вообще снимается. Какая разница, в каком виде сохраняется и передается этот текст, главное, что передается. Недавно мы начали делиться в социальных сетях электронными версиями книг, тиражи которых закончились, посты имели большой успех и массу благодарных откликов.

Поскольку мы любим писать про соцсети и бизнес, давайте обсудим вашу активность в социальных медиа. Помогает ли ведение аккаунтов росту продаж?

Лиза Чукреева, руководитель интернет-направления: Лучше на примерах. Не так давно был случай — проанонсировали полное собрание текстов Александра Вертинского (воспоминания, стихи, интервью, фотографии, афиши). Великолепное подарочное издание, раньше продавалось хорошо, а потом продаваться перестало. Подобрали подходящие картинки, сделали анонс — за пару дней продали все оставшиеся экземпляры.

Аня Изакар: Отдача после анонса — несколько дней: люди целенаправленно приходят за определенной книгой.

В какой соцсети ваша самая активная аудитория?

Лиза Чукреева: Самая активная и большая аудитория — «ВКонтакте».

Аня Изакар: Мне симпатичнее аудитория Facebook. Там «Манифесты и программы итальянского футуризма» лайкают лучше, чем котиков.

Лиза Чукреева: Кстати, у обеих аудиторий есть кое-что общее — это табуированные темы. Опытным путем, например, выяснили, что про Тарковского и Бродского лучше не шутить — народ относится к этому болезненно и сразу начинает отписываться.

Какие мероприятия проводит магазин для своих читателей и какие планирует?

Лиза Чукреева: У нас нет исключительно онлайн-мероприятий, все они так или иначе совмещены с офлайном. Например, долгое время мы совместно с «Теориями и практиками» в Петербурге раз в неделю выбирали книгу и продавали со скидкой 25%, а анонсы публиковали в наших группах. Недавно мы, наконец, стали хозяевами места на Foursquare и на всякий случай запустили акцию для мэров — теперь на всех мероприятиях для главного чиновника «Порядка слов» забронирован стул в первом ряду (что особенно удобно на таких мероприятиях, как, например, встреча с Алексеем Балабановым, когда за час до начала в зале полный аншлаг).

Читайте также  Хоронили рынок диджитал — порвали два баяна

Сколько человек занимается ведением аккаунтов магазина в соцсетях?

Лиза Чукреева: Соцсети мы ведем вдвоем с Аней. Она в основном пишет анонсы на книги, с меня — мероприятия и черная работа вроде постов в тематических группах и разных акций.

Аня Изакар: Плюс взаимопомощь и взаимоцензура.

Ссылки по теме:

Все свободны
Порядок слов

Источник: cossa.ru

Violettafan